Архив
2930311234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293012
В гостях у "Союза" известный писатель Николай Чергинец

ПОЛТОРА года прошло с тех пор, как литераторы Беларуси и России объявили о создании Союза писателей Союзного государства. На выходе из печати уже третий номер "Белой вежи" - первого совместного "толстого" журнала мастеров пера двух стран. Впервые под одной обложкой собраны творения Валентина Распутина, Геннадия Пашкова, Евгении Янищиц, Афанасия Фета. "У нас одна литература", - утверждает Николай Чергинец, шеф-редактор "Белой вежи", председатель Союза писателей Беларуси, сопредседатель СП Союзного государства.


- Николай Иванович, как родилась идея белорусско-российского литературного журнала?

- После съезда в декабре 2009 года я предложил коллегам создать журнал как орган нашего общего Союза писателей. Сейчас писатели страдают от того, что не всегда могут опубликовать свои произведения. Госиздательства ограничены в возможностях, негосударственные исходят из коммерческих соображений. А мы хотим, чтобы появились произведения и "зубров", и молодых. Сейчас в портфеле редакции лежат сочинения литераторов не только Беларуси и России, но и Сербии, Болгарии, Турции, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана...

- Но эти страны не состоят ни в государственном белорусско-российском Союзе, ни в писательском...

- Хорошие произведения "негражданина" Союзного государства мы не можем отвергнуть. Ведь литература объединяет народы. А если произведение иностранного литератора написано на тему, актуальную для белорусского и российского общества, мысли автора оригинальны и ценны? К слову, мы планируем ввести в журнале двуязычие - печатать тексты и по-русски, и по-белорусски.

- Я натолкнулся на ваш личный сайт cherginets.by. Не каждый автор может похвастаться таким прорывом во Всемирную паутину! Кроме того, знаю, что многие белорусские поэты печатаются на портале stihi.ru. Может, ушло время "толстых" журналов и пора проникать в Интернет?

- Убежден, заменять бумажную книгу электронной пока рано. Человек, листая страницы романа или "толстого" журнала, может задержаться на одном предложении, слове и задуматься, поразмышлять... Сам процесс соприкосновения с бумагой, буквами - это как вкушение изысканного блюда.

- Где грань между графоманом и писателем?

- Раньше, чтобы стать членом Союза писателей, мало было издать одну-две книги. Нужно было доказать свое мастерство, получить рекомендации классиков. А сейчас приходит ко мне один графоман и упрекает, что мы его не принимаем в Союз, хотя у него уже вышло 110 книг. Он сам издал их на ротапринте, но ни одна не отвечает духу литературы. За 5 лет мы отказали более 400 претендентам, рвавшимся в наш творческий клуб.

- А может ли стать членом Союза писателей Беларуси или Союзного государства автор, не издавший ни одной книги?

- Нет, но у него есть реальная перспектива войти в литературу... Я вот думаю: как быть молодому начинающему литератору? Издательства государственные не будут его публиковать, потому что у них большой запас произведений маститых, частное не станет тоже, потому что нет гарантии, что эту книгу купят, ведь предприниматели смотрят на нее как на товар. Поэтому единственное спасение молодого гения - идти в большую литературу через "толстые" журналы. "Белая вежа" должна стать полигоном для выявления талантов по всему Союзному государству.

- Что дает членство в ваших союзах?

- Наша цель - поднять имидж писателя. К сожалению, многие воспринимают литератора как кустаря-ремесленника, не понимают, что это особый интеллектуальный труд - писательство, и труд этот должен оцениваться высоко. А сейчас писатели принижены. Их труд сведен к нулевой оценке - гонорар очень маленький, вдобавок госиздательства тянут с выплатой по 4-6 лет. Вторая проблема: издательства требуют от писателя, чтобы он давал гарантии или приносил письменные подтверждения, что его книги будут выкуплены - или им, или кем-то другим. Когда в 1989 году вышла моя книга "Сыновья", я мог купить на гонорар две "Волги" и "Жигули" в придачу. А перечислил деньги на строительство памятника афганцам.

- Ну а какие преимущества получат авторы от участия в Союзе писателей Союзного государства?

- Их произведения смогут быть опубликованы в Беларуси и России. Писатель получит широкие возможности для того, чтобы показать свои способности перед многомиллионной аудиторией. Кроме того, мы объединились в союз, чтобы помочь укреплению отношений двух стран.

- Вам не кажется, что у нас слабая критика, нет авторитетных знатоков литературного процесса? Хотя была же своя школа критики в советское время: Рыгор Березкин, Алесь Адамович...

- Без глубокого разбора произведений литература не будет развиваться. В Союзе писателей мы организовали секцию критики. Я не воспринимаю "критики", когда сводятся личные счеты, когда хотят унизить творческого человека. Писателя надо ругать как писателя, а не как человека. Вот, например, был случай: критикесса из Национальной академии наук - представьте себе только! - назвала одного нашего прозаика "жабой". Она не помогла разобраться автору в своих творческих промахах, а просто унизила человека.

- А вы с критикой в свой адрес согласны?

- Критика - не женщина, ее не очень-то любят писатели. Я думаю, хорошо бы проводить чаще "круглые столы" в камерной обстановке, где можно допустить резкие выражения по отношению друг к другу. Но чтобы автор понимал: все, что ни обсуждается, - к лучшему. Не для того, чтобы положить его на лопатки, а помочь разобраться в каких-то слабых местах своего произведения.

Однако есть те, кто пытается выдавать себя за критиков, но на самом деле это провокаторы, которые или далеки от литературы, или просто ее ненавидят. Если в Интернете анонимщики пишут всяческие гадости, то писатель такую "критику" не будет воспринимать. Я, думая о таких сочинителях, вспоминаю слова Чехова, который сказал, что если вас укусила собака, это не значит, что вы должны ответить ей тем же.

- Знаю, что и против вас устраивали провокации.

- Да. Расхрабрился, например, в интернете некий гражданин Липкович. Он демонстративно устроил сожжение моих книг в минском Севастопольском сквере. В том числе сжигал мою книгу "Сыновья" - о ребятах, воевавших, погибавших в Афганистане. И вскоре я услышал от солдатских матерей не только слова возмущения, но и такие выражения, которые редко услышишь от женщины, - в отношении этого субъекта, совершившего поступок, деяния, которые мы встречали, пожалуй, в 1933 году в Германии, когда нацисты сжигали книги.

P.S. На днях суд Первомайского района Минска рассмотрел административное дело по иску Николая Чергинца о защите чести и достоинства. Вынесено постановление, согласно которому г-н Липкович оштрафован на 15 базовых величин (525 тысяч белорусских рублей).
 

МИНСК
Автор публикации: Виктор КОРБУТ
Фото: Александр РУЖЕЧКА
Автор: